Эти два снимка отличаются тем, что на правом, удалено изображение Валентина Бондаренко.

Почему на фотографии удалено изображение космонавта Валентина Бондаренко

Согласно расписанию тренировок, Валентин Бондаренко заканчивал десятисуточное пребывание в сурдобарокамере в НИИ-7 ВВС (ныне Институт авиационной и космической медицины) — как и других космонавтов, его испытывали одиночеством и тишиной. В конце одного из медицинских тестов он совершил ошибку. Он снял закрепленные на теле датчики, протёр места их закрепления смоченным в спирте ватным тампоном и неосторожно его выбросил. Вата попала на спираль раскалённой электроплитки и мгновенно вспыхнула. В атмосфере почти чистого кислорода огонь быстро распространился на всю камеру. На нём загорелся шерстяной тренировочный костюм.

Быстро открыть сурдобарокамеру было невозможно из-за большого перепада давления. Когда камеру открыли, Бондаренко был ещё жив. Его доставили в Боткинскую больницу, где врачи 8 часов боролись за его жизнь.
Бондаренко скончался от ожогового шока за 19 дней до первого космического полёта. Несколько часов в больнице провела группа космонавтов во главе с Юрием Гагариным.

Поскольку Гагарин должен был лететь в космос через 19 дней, то по соображениям этики, его изображение было удалено с их общей фотографии.

Бондаренко был женат и имел сына Александра. После гибели Бондаренко его жена Анна осталась работать в Центре подготовки космонавтов, сын Александр стал военным лётчиком.

«Мы с мамой после гибели отца прожили в Звёздном ещё несколько лет и уехали к родным в Харьков, — рассказывает Александр Валентинович Бондаренко, сын космонавта. — Думали, там полегче жить. Отдали здесь двухкомнатную квартиру и получили такую же в Харькове. Помогали ли нам? Матери за отца выплачивали около ста рублей в месяц, — пока мне не стукнуло шестнадцать. Больше никто о нас не вспоминал…»

В Советском Союзе всё связанное с космосом было строго засекречено, поэтому о его гибели нигде не сообщалось.

Первые сведения о Бондаренко и его гибели появились на Западе только в 1980 году. В Советском Союзе впервые сведения о Бондаренко и его гибели появились в вышедшей в 1985 году книге Марка Галлая «С человеком на борту».